Я ВДА, Аль–Анон и член Неокатехуменальной общины

Я не думала, что книга «Раскрыть крылья может быть для меня так внушительная. Я её купила (к ней склонила меня другая Аль – Анонка), скорее для других, прежде всего для подростков из агкогольных семей, а также потому, что годы спустя я была опекуном ( называют его спонсором) молодёжной группы Алатеен.

Однако, оказалось, что у Бога действительно замечательный план; освобождение от эмоций, сопровождающих  меня в детстве, в алкогольной семье. Мне 54 года.Я считала, что продолжающееся более десяти лет присутствие в Аль – Аноне, а также терапия, в том длительная терапия для ВДА, принесли результаты. Однако, мои нехорошие отношения с мамой противоречили тому. Участие в Неокатехуменальной общине дало возможность молиться за моих близких и хорошие отношения с ними. На первом месте я поставила мою маму. Я молюсь за неё каждый день,а когда у меня свободное время, сопровождаю её, разговаривая с ней; я внимательна и сосредоточена, но я требую, чтобы она слушала также о моём личном, важном для меня, испытании.   В детстве я нуждалась в близости с ней, но это было невозможно. Сегодня я знаю, что она, сосредоточена на мужу алкоголику, не была в состоянии вполне воспитывать меня и мою сестру. Во многих ситуациях, мне надо было её заменить, а также позаботиться о младшей сестре.

Я играла в семье роль ребёнка-героя: сварит обед, займётся ребёнком, знает, что, где можно купить и где дешевле, в школьном аттестате сверху вниз одни пятёрки... Снаружи может показаться, что со мной и моей семьёй было всё в порядке, но это только мнимость. Внутри я была всегда напряжённой, скрывала то, что я также недовольна собой. Ничего странного, потому что, когда я принесла аттестат с одними пятёрками (оценки «отлично» ещё не было), и моя мама в дальнейшем не была довольна, у меня опустились руки и я расплакалась из бессилия.Я также помню, что на моих глазах, мать выбрасывала в мусорный ящик, написанные мной картинки и украшенные рисунками,  поздравительные письма, которые я ей подарила. Слёзы не помогали. Ещё хуже были язвительные замечания и злобные комментарии, битьё, результатом которого были царапины и синяки. Как это возможно, что в школе на уроке физкультуры никто на это не обратил внимания. Это доказательство, что я выполняла роль ребёнка – козла отпущения. Во всех случаях я была виновата. Алкоголизм был семейной тайной  и в результате этого, никто никому не доверял. Даже самому себе. Мой папа часто так говорил: « Я никому не верю, даже себе». Слава Богу, в этой больной семье нашёлся человек, относящийся ко мне очень тепло - мой дедушка, отец моего папы. Он умел радоваться моим пятёркам в школе и рисункам. Потом он радовался моему университетскому диплому и другим умениям. Когда он умер, я уже была взрослой и мечтала о том, чтобы создать счастливую  семью. Я сбежала в супружество с алкоголиком. Это был единственный мужчина, который сделал предложение; мне было 29 лет и я боялась стать старой девой.

Меня предупреждали перед этим браком, но ведь я  ВДА, поэтому чрезвычайно лояльная, даже тогда, когда это не имеет смысла. Дело было в том, что я согласилась на брак и подготовка к свадьбе шла полным ходом. Я боялась, но однако вышла замуж, укреплена Движением «Свет – Жизнь». Спустя два года брака, мне была нужна профессиональная помощь. Снаружи опять героиня, дома - жертва, обвиняемая за всё; бедность, плохая квартира, водки нет, иногда взгляд какого-то мужчины. Тогда   в моём городе ещё не было Аль – Анона. Я была при его создании. Бог позволил мне возродиться; я начала думать о себе, о своей жизни, перестала думать маниакально: он трезвый  или пьяный, опять украл что-то у меня на счёт?
    
Благодаря Аль – Анон я воспротивилась насилию; моего мужа вызвали в прокуратуру и полицию. Ему представили  медицинский осмотр судебного врача. Он казался невозмутимым, но немного успокоился. В этой ситуации я приняла решение о раздельности имущества, чтобы не платить его долгов, и через некоторое время я решила развестись, когда он хвастался изменами.  С тех пор, всё время я участвовала раз, а иногда два раза в неделю, в митингах Аль – Анона, так как я  знала, что это для меня необходимо, даже тогда, когда мужа со мной нет. Алкоголь и алкоголики вызвали во мне настоящий хаос, поэтому мне нужна помощь. Всё это время я чувствовала себя раненой  и непонимаемой (понимали меня только в Аль – Анон). Люди хотели знать моюю судьбу, но я опасалась этого любопытства, и как раньше в моей семье, я не говорила ничего на эту тему. Сегодня иначе. Я могу рассказать о проблемах не только  в Аль – Анон. Я пишу тексты об этой болезни, печатаю свои статьи в бюллетене Аль – Анон «Вместе», а некоторое время я была опекуном группы подросков Алатеен.

Я рассказала, в моей Неокатехуменальной общине, о алкогольной проблеме в моей жизни, и почувствовала облегчение. Это следующий шаг на пути к здоровению. Благодаря тому, я начала без страха разговаривать с мужем спустя 16 лет. Я не даю себя обмануть его фантазией и приукрашиванием, я не пишу чёрных сценариев, как это было в годы супружества. Теперь я молюсь за моего мужа, но не только за трезвость; за его избавление я шла несколько раз пешком в Ченстохову.

 Анна