«Мои ящики»    

Детство – самое лучшее время жизни.  Наверняка? Это всегда так? Я с большим удовольствием возвращаюсь к воспоминаниям, которые сохранены в уголках души.  И в зависимости от эмоционального состояния, открываются соответствующие «ящики». Некоторые из них, по-прежнему, заперты на большой ключ, и недоступны никому и мне самой тоже. В некоторых из них порядок, время от времени они очищены от пыли, чтобы помнить, к предупреждению. Однако, открытие некоторых всё время вызывает большую боль и страдание, но я знаю, что необходимо надо там заглянуть, особенно тогда, когда множатся трудности во мне самой и надо решить ежедневные проблемы. Так, в действительности, всякие ответы заключены, вот именно, в моих «ящиках». Ответы, касающиеся способа переживания мира, моего страха и беспокойствия, которых, к сожалению, больше, чем радости. Я искренне скажу, что с нетерпением жду того момента, когда во весь голос буду смеяться, не думая, что не могу, не чувствуя, что не умею или, что буду наказана за миг радости.

Что прятается в этих «ящиках»? Всё, что я испытала в детстве.

Что я помню? Это постоянное состояние, которое сопровождало меня, я могу сегодня  назвать одиночеством. Тогда, мне это казалось нормальным, как дыхание. Алкоголь сопровождает мою семью из поколения в поколение.

В одном «ящике» уложена ближайшая семья – дедушка и бабушка. С обеих сторон родителей, кто-то попал в зависимость от алкоголя. Ближе я была соединена с семьёй со стороны матери. Это были для меня, кроме эксцессов разного вида, также радостные моменты. Время, которое я проводила с дедушкой в парке, поиски ёжа, яичница с общей сковородки. Когда я приходила к ним из школы, всегда меня ждал злаковый  кофе. Однако же, когда сегодня я смотрю на отношения, существующие там тогда, то    с тоской отмечаю, что они похожи на те, которые в моём родном доме. Бабушка держала «в своих руках» весь дом, сегодня то же самое делает моя мама. Прежде всего, это заключалось в том, что необходимо обе они, по всем вопросам, хотели сказать последнее слово. Независимо от правды и ситуации. Каждый протест «угрожал» тяжёлым поражением – молчанием или ссорой. Из рассказов матери я помню, что бабушка больше предпочитала её брата. Она сама очень старалась, чтобы оказаться на высоте требований своей мамы – безуспешно. К сожалению, сегодня повторяется этот «заколдованный круг» и в моём случае. Я вкладываю сверхчеловеческое усилие, чтобы мама была довольна, а она, можно легко догадаться,  всегда найдёт трещину. И что  дальше? Молчание... Таким образом, «наследство поколений» передаётся дальше.

Как хорошо, что у меня была собака Рекс. Вот с ней я прводила большинство времени. Я бродила по паркам, по улицам. Я обожала ходить в любимый парк, в котором я всегда находила тихий уголок для себя. Довольная собака бегала рядом, а я читала книги. Так проходило время. Сумерки часто гоняли нас домой. Зимой, когда холод не разрешал слишком долго сидеть на скамейке, мы вместе гуляли по улицам города и заглядывали кое-где в окна. Я любила такую игру, игру- отгадку, касающейся конкретного дома. Очень важными в этой игре были краска света и занавески в окнах. Я тогда воображала себе, что происходит внутри дома, я воображала себе жизнь, которую ведут домашние. И эта жизнь была совсем иной, чем моя. Я воображала себе, что в этом доме радостно и шумно, вся семья во время еды сидит за одним столом, все доброжелательны друг к другу. Домой я возвращалась усталая, немедленно ложилась спать, и забывала о том, что происходит за стеной.

Я очень хорошо помню, как мне было запрещено выходить из моей комнаты. Меня наказывали, неизвестно за что, заставляли сидеть дома. Это время я проводила, конечно, с Рексом, книгами и музыкой. Когда дома было очень плохо, я выполняла роль буфера, успокаивала, глушила, убирала в квартире после очередной тусовки. Каждый раз тогда я боялась, но никогда не могла показать, что я боюсь. Я боялась крика и ссор. До сих пор я чувствую, как сжимается желудок, когда я была свидетелем ссоры, неладов. Я боюсь, что всё окончится так, как дома – насилием, досадными словами, которые причиняют душевную боль.

Я вижу также послеобеденное время, которое я проводила у моих подруг и друзей, в домах, где было немного тише. И жаль, что никто за мной не мог прийти, что моя мама не могла угостить моих знакомых. Эти встречи дали мне много – я подсматривала другие дома, отношения между моими ровесниками и их родителями, наблюдала, как ведут себя люди за столом. Сегодня, может быть неумело, но стараюсь вводить эти единственные и важные наблюдения в мою собственную жизнь.

Из одного ящика выпадает маленькая шкатулка. Когда я её открываю, вижу в ней разорванное сердце. Оно разорвано от печали, тоски, чувства вины. Когда что-то случилось, и мне приписали вину, я предринимала титанические усилия, чтобы попросить прощения у матери. Я помню везде оставленные карточки, на которых я писала, что её очень люблю, и очень извиняюсь перед ней за всё, что я сделала плохого. Я никогда точно не объясняла, за что извиняла, так как я действительно не знала, что на этот раз я сделала плохого. Это знала только моя мать, которая умолкала   и молчала по целым неделям. И наконец, когда невозможным было выдержать эту атмосферу, я решила что-то сделать. Через некоторое время мать перестала обижаться и начинала разговаривать, во что бы то ни стало. И те моменты, когда она начинала со мной разговаривать, были для меня самыми чудесными.

Для меня - небольшая коробка спрятана в уголке ящика, подписана: папа. К сожалению, это пустое слово. Если кто-то когда-то спрашивал меня о том, как твой папа – я никогда не умела ответить. Его вид ограничивается контуром фигуры, прозрачной внутри. О папе у меня немного воспоминаний. Два из них приятны,  и глубоко сидят в голове: однажды папа принёс домой голубя. Я была очень рада, потому что я всегда хотела иметь животное дома, но никогда это не сбылось.  К сожалению, голубь дождался только времени, когда мама вернулась с работы,  и она велела  вынесли его из дома. Второй случай произошёл в какую-то субботу. Отец пошёл в магазин и вернулся с... собакой. До сих пор я помню, что это был коричневый кокер спаниель. Он радовался и вилял хвостом. Я прыгала в небо от радости.  И следующее разочарование, когда мама проснулась и оказалось, что перед магазином папа  отвязал собаку. К сожалению, он должен был её отнести. Я ничего больше не помню.

Один большой «ящик» я сохранила для моего старшего брата. Я помню время, которое провела с ним. Он делал палатки, в которых мы прятались ( палатки из шерстяных одеял, между стульями и столом). Я намного моложе его, у него были свои друзья, и он меня к ним не собирал. Я всегда наблюдала за ним, подсматривала, что они делают. Я любила сидеть поблизости и смотреть, чем он занимается. Он мало времени проводил дома. Когда он возвращался, я обычно спала. Когда у него была собственная машина, он собирал меня время от времени на поездку – тогда, когда дома была очередная ссора. Однако, в этом «ящике» я нахожу ситуации, вызывающие мою злость и горе. Юзек сидит с мамой на кухне, и разговаривает со мной о прошлом дне. Всегда мать смотрела на него с интересом, слушала его. К сожалению, я не дождалась такого времени. Когда я была настолько большая и хотела поговорить о своей жизни, мама вошла в запой, и «встретиться» с ней было невозможным.

Следующий «ящик» это время бунта. Средняя школа и моё несогласие с домашней несправедливостью, недостатком чувства безопасности. Я не люблю открывать этого уголка. В связи с этим, у меня огромное чувство вины и стыда. Мне стыдно, что я так много разрешила себе самой. Частые тусовки с большим количеством алкоголя, женско-мужские контакты. Если бы можно было, я повернула бы время вспять       и починила бы кое-что. Сейчас мне необходимо простить себе самой все эти ситуации.  Обособление от дома, создание собственной жизни, друзья, которые не нравились родителям, для меня были тем более важны. Среди людей, которые приняли меня такой, какой была, я почувствовала общину. Для таких ситуаций я была бы в состоянии отдать свою лояльность, верность, и точнее говоря, себя целиком.

Самый большой «ящик» это тот, с надписью «печаль». Там находятся все ситуации, картины, которые выражали большие глаза, утопающие в отчаянии и страдании. Наиболее тяжело мне было принять то, что родители не сдерживали обещания.  Я слышала многое, много планов и обещаний. Никакие из них не сбылись. И этот воздух, уходящий из разорваннрого шарика – так уходит надежда. Когда живёшь в таком доме, тебе надо научиться пережить, надо «обработать» систему, которая даст силу. Я считала дни, когда родители, по-моему, будут пить, а когда будут  трезвыми. Чаще всего, это не оправдывалось, их пьянство трудно было предвидеть, но можно было остаться в живых, можно было хоть немного контролировать и предусматривать. Я научилась различать признаки – когда они нетрезвы, когда очередный раз они будут пьянствовать.  Я дошла до такого совершенства, что посмотрев на лицо, я уже знала, что, например, он или она выпили только одно пиво. И когда мне было это известно,    я могла изменить порядок дня, свой подход к этому. Немедленно я захлопнула дверь своего сердца, а на поле битвы вошёл солдат, приготовленный на любые возможности. Такое состояние готовности продолжалось до следующего дня. Я научилась, когда должна была «ходить на цыпочках», тихонько вести себя, исчезать из глаз. Я знала, когда дома будет ссора.  Я научилась «держать язык за зубами», чтобы не было хуже.

До сих пор, ещё иной  «ящик» вызывает расстроение. «Ящик», в котором  я прячу недостаток любви, ужасный холод и пустоту. Теоретически, сейчас я знаю, что каждому человеку случается совершать ошибку. У меня такой возможности не было. Когда я сломала игрушку (я думаю, что у меня были «деревянные руки»), когда получила плохую оценку, когда мне не удалось вовремя убрать квартиру... Всё это подтверждало то, что я думала о себе – «я никуда не гожусь». Такие слова я слышала от моих родителей. Одна картина: у меня была прекрасная сумка, о которой я мечтала. Был такой день, когда мы с родителями собрались на прогулку. Я была самой счастливой маленькой девочкой на свете. Наконец усталость свалила меня с ног.  Я попросила папу понести мою сумку. Он на меня накричал и сразу же после этого, выбросил сумку в мусорный ящик. Опять мир для меня обрушился. Всё напрасно – плач и вой.

Я прошла время бунта. Я злилась, почему я не могу иметь «нормальный» дом? Почему, как раз, это постигло меня? Я думала, неужели я плохой человек и из-за того     я испытываю такую боль?  Я искала причины, почему родители меня не любят?  Я задумывалась, почему они так обращаются со мной? Долгое время эти вопросы сидели во мне. Я на них не нашла ответа и все вокруг становились врагами. Я часто чувствовала себя как птица, у которой сломано крыло, и теперь она не может свободно летать. Это так, как бы я была создана к чему-то, совсем другому, но всё детство уничтожило эти планы и возможности. Так было когда-то. С временем я бесспорно вижу, что каждый день моей жизни был нужен. Всё, что произошло, имеет смысл. Для меня это очень важно, во-первых, каждый день я использую семейные испытания на работе, в отношении к другим людям. Многие ситуации научили меня: самостоятельности, решения трудных ситуаций, понимания проблем других людей.   Я приобрела также чувство ответственности за себя и других. В результате этого  я принимаю активное участие в жизни и хочу, прежде всего, быть собой.

Очень важное место в моей жизни занимал и дальше занимает Господь Бог.  В воскресенье родители никогда не ходили в костёл. Я познакомилась с Ним во время рекколекций для абитуриентов, на которые я поехала, в действительности, только для того, чтобы на короткое время вырваться из дома. Первая встреча и я почувствовала объятия Бога, восхищение Его спокойствием и любовью. Я отлично помню это время – по целым дням я чувствовала радость. Мне было хорошо, несмотря на семейные проблемы. Приходили кризисы, а как же. Следующий важный момент, это рекколекции для студентов. Собственно говоря, меня «затянула» подруга. Во время учёбы в вузе, моя изолированность от мира людей, была очень большая. Кроме нескольких контактов с самыми близкими подругами, я не поддерживала оношений с другими. Такая поездка с группой незнакомых была для меня немалым вызовом. У меня не было конкретных планов на каникулы и я согласилась, когда подумала, что буду их  проводить дома. Там принял меня с распростёртыми объятиями Бог – Отец, я тогда любила Его так называть. Я наслаждалась Его присутствием и заботой. Я могла много часов рассказывать о том, какую боль я испытываю.  Я задавала множество вопросов, на которые, конечно, сразу я не могла найти ответа, но могла их громко произнести. Именно так,  до сих пор,   я близка к Богу. Время от времени я бываю ужасной бунтовщицей, когда мне кажется, что Он не помогает мне, забывает обо мне, иногда, когда я уверена в том, что я никуда не годна, я отдаляюсь от Него. Но, я знаю, ч то Он со мной, даже тогда, когда  я протестую и не иду на Святую Мессу. Его заботу я вижу во многих случаях   и ситуациях, в людях, которые направляют моё внимание и сердце в правильное положение. Я никогда целиком не принадлежала никакой общине, хотя это мне было нужно. Как раз, наоборот, я призывала, чтобы кто-то остановил меня дольше на каком-то месте. К сожалению, мне это не удалось.

В моей жизни я не дружила с многими. У меня не было никакого близкого друга, так как никто не мог знать, что происходит в моём доме. Те контакты, которые мне удалось завязать,  уничтожала моя мама. Она говорила: « ты не можешь никому доверять, так как ты останешься на бобах», «только семья может тебе помочь, и поймёт тебя», «люди неискренние», и в результате этого, все подруги побывали  у меня только «пять минут». Когда я рассказвала маме о каких-то неладах, она обнимала меня и произносила:  «я говорила». До сих пор я об этом помню. Когда я встречаюсь с разными мнениями, мной овладевает огромный страх и я хочу уйти.

Ныне... Понимаю больше. Наверное. Не всегда ум помогает, особенно, когда очередный раз я что-то переживаю. Однако, всё чаще я его использую для выяснения обстоятельств, своего и чужого поведения. Всё, что случилось в раннем детстве, отражается на нашем  настоящем. Каждый день, каждая оплеуха, каждая слёза. Ныне часто я не уверена в себе, в других, в сегодняшнем дне, в будущем, и тогда я открываю мои «ящики», и там ищу причины. Чаще всего, я её нахожу.

Я очень боюсь недоразумений, конфликтов, ссор. Ежедневно я сопоставляю себя с отличием, недоразумением. Я учусь принимать реальность в действительных красках. В таких, какими они есть. Я стараюсь не бежать, не захлопывать дверь за собой, делая вид, что страха нет. Да, собственно говоря, моей первой реакцией является страх. Только позже я присматриваюсь действительности и включаю ум, чтобы меня не охватили эмоции.

Моё второе имя это «сознание вины». Если отвечаешь  за то, с чем нет никакой связи, очень быстро попадаешь в ловушку испытания ответственности за всё и за всех. Именно такое со мной случается. Я чувствую вину в ситуациях вне моей возможности какого-нибудь действия. Когда мама чувствует себя плохо, когда у неё плохое настроение, когда я не в состоянии помочь соседке... Много других ситуаций, похожих на эти, вызывает во мне низкую самооценку.

Я не отдавала себе отчёта в том, как важно мнение других людей обо мне. Было бы хорошо, если все вокруг питали бы ко мне симпатию. К сожалению, это невозможно. Непрерывно я нуждаюсь в принятии  другими людьми, и когда я опять плохо думаю о себе – я объясняю, что очередной раз мама критикует моё действие и поведение. Я стремлюсь к совершенству в том, что делаю. Бессознательно я стараюсь доказать себе и другим мои достоинства. Показать и доказать, что я что-то умею, к чему-то я пригодна. Но, одновременно, когда я слышу комплименты, не верю, что они искренние. Я не замечаю в себе положительных черт.

Однако, больным вопросом является постройка отношений с другими людьми. Когда кто-то меня интересует, я тотчас же ухожу, и ищу предлог  для такого поведения. Я часто объясняю себе, что такие отношения не имеют смысла, потому что они и так окончатся. Раньше  или позже, но и так окончатся. Я знакомлюсь очень осторожнос новыми людьми и разрешаю им войти в мой мир. Я думаю также, что я неинтересная подруга и, наверно, людям скучно со мной, и зачем всё это? Вот именно, в таких ситуациях очень нужна логика и умение открыть соответствующий «ящик».

Но, на самом деле, каждый день я повторяю себе: стоит. Это необыкновенное приключение – путешествие вглубь себя. Я открываю себя такой, какой   я в действительности. Изучение своих увлечений. Умение делиться своим миром  с другими людьми. Испытание приятных чувств – радости, любви, удовольствия, сатисфакции. Замечательно  «выкидывать» слишком малые костюмчики, дополнение «ящиков» новой одеждой. Я до конца ещё не знаю, кем является Ася. Я знаю её немного. Я обожаю сидеть в моей квартире за чашкой кофе, и наблюдать за  ласточками за окном ( я мечтаю о том, чтобы они построили гнездо вблизи моего окна). После долгого, утомительного дня, я принимаю душ и люблю читать книгу на моём диване. Меня радует мяуканье моей кошки. Я люблю блеск глаз моих друзей во время беседы. Я пою и танцую – когда я сама, но я рада тому. Я не представляю себе года без похода с друзьями по горам. Я люблю чувствовать ветер в волосах, усталость и тепло вечером в комнате. Больше всего я люблю возвращаться домой. В свой дом. Без страха, без стресса. Такое возвращение после долгого дня, я сочетаю сегодня с радостью, спокойствием и безопасностью. Короткий разговор с соседями в коридоре.

Это всё возможно, благодаря помощи доброжелательных людей, которых каждый день я встречаю на своём пути. Благодаря терапии ВДА я могу радоваться всеми мелочами, на которые раньше я не обращала внимания. Но, точно говоря, наилучшей терапией являются близкие отношения  с другим человеком, постоянное преодоление самого себя, борьба с собственным страхом, сомнительностью. И вот, другой человек может удалить шрамы, даже те глубочайшие. Но, для того, чтобы увидеть вокруг других людей, надо узнать, что является источником собственных забот и страданий.  Надо заметить, что самые близкие люди не всегда вели себя безупречно. Когда я впервые так посмотрела, и надо мне было быть лояльной, это оказалось очень болезненным. Впервые высказанное предложение: «мои родители алкоголики», вызвало неуверенную боль. Боль маленького ребёнка, который кричит: «я люблю своих родителей и они мне очень нужны».

Однако сейчас, всё идёт на мою пользу. Но, я знаю, что годовая терапия это ещё не конец собственной борьбы с прошлым. Это начало пути. На дороге, местами каменной, изранены ноги. Местами я проваливаюсь в песок. Но чаще, я начинаю поднимать глаза,  и вижу прекрасные пейзажи вокруг дороги, по которой я иду. И когда я нахожусь на этом чудесном участке дороги, я благодарна, что у меня Друг, который оставил след на моём пути, побуждая меня остановиться и посмотреь внутрь самой себя. Я благодарна, что у меня Друг, который поднёс мою голову и каждый день обращает моё внимание на красоту окружающего мира. Я благодарна, что у меня Друг, который каждый день помогает мне называть мир по имени, объясняет его сложность.

Примерно полгода тому назад, я познакомилась с девушкой, у которой домашняя обстановка была похожа на мою. Я начала проводить с ней время, помогала ей преодолевать школьные трудности, справляться с трудными ситуациями дома. По большей части, в ней я видела себя. Она подобно тому, как и я, реагирует на разные ситуации; у неё такой же взгляд на мир, и такая же чувствительность. Я подумала: почему нет? Возможно, что это тот момент, мне лично кто-то также помог. Почему бы сейчас не «выплатить  долг»?  Может быть, пришло время передать палочку далее?  К сожалению, моя мама, страдающая от ревности, считала, что я изменяю ей, и это был очередной предлог для молчания. По-моему, она очень страдает, что я живу собственной жизнью, и справляюсь без её помощи. Она очень беспокоится, что кто-то другой будет таким же важным в моей жизни, как она, и поэтому систематически применяет самый эффективный метод: она кричит, отвергает меня, унижает, говоря, что я никуда не годна. Очередной раз у неё было такое поведение. В последний раз  я подумала, что больше не переживу таких ситуаций. Я ошиблась. Мне кажется, что  в результате её поведения, я закаляюсь, особождаюсь от её злости и шантажа.

На этот раз, я решила написать ей письмо. Письмо, в котором, наверно, впервые с давних пор, я  откровенно выскажусь.

Вот его содержание:

Мама,

я пишу,  так как хочу тебе рассказать. Немного о себе самой. До сих пор,  я слушала тебя внимательно. Сейчас я хочу сказать о том, что во мне, внутри. Если осмелишься, послушай.

Сначала я скажу только, и несмотря на то, что происходит, я люблю тебя. Бывает иногда, что мне кажется иначе, но это правда. Всё время я старалась быть для тебя  хорошей дочерью. Я делала всё, что только могла, чтобы ты была довольна мной. Однако мне это не удалось. Постоянно происходило что-то, в результате чего,  ты была недовольна мной. Ты знаешь, сколько раз я слышала, что у меня нет матери? Попробуй представить себе  оборотную ситуацию. Такие слова очень болезненны. Огорчение доставляет мне факт, что меня принимали совсем чужие люди. Многие,     в моей окружающей среде, спрашивают, как дела, как я чувствую себя, разговаривают со мной. С нами было иначе. Ты говоришь мне о своей самоотверженности, заботливости. Заботливостью ты называешь все ссоры и ругательсва? Ты, действительно, думаешь, что я «низко пала»? Почему?

Ты видишь только свою перспективу, а я никогда не говорила, как я это вижу. Впрочем, мне кажется, что ты не хочешь об этом слышать. Легче сказать, что ты не умеешь ранить других. Ты ранишь мнея своим поведенгием. Ты знаешь, как я не люблю твоего молчания. Просто, ты перестаешь общаться со мной. Никогда я не знаю,что случилось, почему именно так ? Бывало, что ты не разговоривала со мной целую неделю. И вдруг, ты заговорила, как будто ничего не случилось. И вот, тогда, у меня в голове была каша, почему?

Я часто задумывалась, правда ли это, что происходит дома, может быть, это только выдумка моего воображения, но, в последнее время я встретилась с Патрицией, мы вспоминали о прошлом. И вот она, сказала мне, что дома бывало плохо. Еда – не всё. Я не знаю, с чего ты взяла,  что я своим поведением делаю тебе назло. Я не намереваю это делать. В конце концов, я чувствую себя взрослым человеком. Я живу так, как, по-моему, надо. Если я ошибаюсь, я сама делаю выводы.

Я горжусь собой, так как я много в жизни достигла. Я рада, что всё  удалось мне сделать собственными руками, у меня друзья, которые вместе со мной радуются тому. Это люди, которые оказывают мне поддержку, и я могу поплакаться, если надо. И даже, если я сделаю глупость,они не «выкидывают меня за дверь». Я знаю, как мне хочется жить. У меня светлые цели. Я буду достигать их. Независимо от того, будешь ли ты принимать меня.

Меня ужасает, как вы с отцом живёте, на самом деле, ничего не изменилось. Спокойно два года, сейчас опять пылаете ненавистью друг к другу. В такой обстановке нельзя жить. Я уже давно решила образовать свою жизнь совершенно иначе, чем вы. Я не хочу окружаться людьми, которые  не любят никого, не исключая самих себя.

Знаешь ли ты, как я вспоминаю нашу совместную жизнь? Я постоянно  извинялалась перед тобой за то, в чём не была виновата. Этому ты научила меня отлично. Ты знаешь, я уже не могу так делать. Во мне что-то выгорело. Если ты не хочешь общаться со мной – имеешь на это право. Я уже не вернусь со словом «извини».Если захочешь, будешь требовать – я для тебя всегда.

Знаешь, иногда я плачу  в подушку. Мне нужна мама. Мама, которая понимает и любит. Она любит независимо от всего. Слова мама и папа пустые для меня. В моей жизни были  моменты, когда я охотнее ездила к Зосе, к её маме, чем в свой собственный дом. Сейчас у нас собственный дом. Дом, в котором нет ссор. Сюда приходят соседи – иногда даже поздним вечером. Дом, в котором я чувствую себя хорошо и безопасно. Когда-то, я плохо думала о Агнешке, которая переехала далеко от своего родного города. Только теперь я начинаю её понимать. Она гость дома, родители отлично справляются сами. Нет между ними претензий и жалобы.

То, что происходит между отцом и тобой, это ваше дело. Это вы выбрали   и построили такую жизнь. Вам пора взять за это ответственность, а не обвинять     в своих проблемах весь мир. Это, когда-то, был твой выбор, ты его выбрала со своим мужем. Мы с Юзком только твои дети.

Мне обидно, когда не ладится между нами. Мне обидно, что никогда, до сих пор ты не сказала «извини» за слова.  

Сегодня во мне пепелище. Может тебе нужно одиночество – получишь его. Действительно, мне жалко, что ты так мучишься сама с собой.  К сожалению, я не в состоянии, чтобы что-то сделать. Я не хочу пылать ненавистью ко всему миру. Люди хороши. Мир красив. А жизнь стоит пережить.
Следует только это заметить. Я намерена это сделать. Я рядом, если тебе надо...